Немного об истории витражей.

Витражи были почти потерянным искусством к началу девятнадцатого века. Достигнув высот в средневековых соборах и поместьях, они выходят из употребления и даже презираются в последующие годы. Некоторые представители протестантов, включая пуритан в Англии, пришли к тому, чтобы рассматривать статуи и витражи идолопоклонничеством и, во многих случаях ,разрушали их, заменяя их ясным бесцветным стеклом. Культурная трагедия, в действительности, остановилась только из-за чрезмерных затрат, сопряженных с заменой витражей на обычные стекла.

В случае витражей это, также была и образовательная трагедия. Помимо их врожденной красоты, витражи были созданы, чтобы рассказывать историю веры, в основном, неграмотными людьми. В этих красочных «мультфильмах» люди могли видеть не только чудесные произведения искусства, ни и изучать уроки писаний. Во многих светских постройках они могли изучать изображенные в художественных витражах древние мифы и легенды. Это — возможно больше чем совпадение, что развитие книгопечатания и повышение общей грамотности совпало с упадком искусства витража. Много лет витраж не был популярен как искусство и, к восемнадцатому столетию, многие из древних методов и формул были потеряны. К счастью были люди, которые продолжали понимать и сохранять красоту витражей. Среди них был Хорэс Уолпоул, собиравший средневековые витражи в Англии и Европе, в 40-е годы 16 в. Он нанял одного из последних мастеров, знавших витражные технологии, Уильяма Приса, который восстановил и установил витраж в его рококо — готическом доме в Strawberry Hill.

Поскольку Англия вступила в девятнадцатый век, его обаяние с романтичным прошлым породило движение, известное как Готическое Возрождение. На этой волне поменялось отношение к виражному искусству. Но то малое большое количество информации, сохранившейся от старых художников, ставило в тупик стекловаров девятнадцатого века. Одним из спасителей искусства витража был адвокат по имени Чарльз Уинстон. Любитель витражей, Уинстон написал книгу, в которой он воспроизвел рисунки средневекового витража. Он также включил в книгу описание процесса создания стекла, описанную немецким монахом по имени Теофилус, в первой половине двенадцатого столетия. Методы, описанные Теофилусом, использовались для изготовления стекла в средние века и, по существу, используются сегодня. Они заключалась в расплавлении песка, поташа и извести вместе в глиняном горшке и добавления различных оксидов металлов, чтобы придать стеклу цвет, которое, соответственно, назвали » pot metal glass» Чтобы найти рецепты для «стеклянных» цветов, в 1849 Уинстон послал осколки витражей химикам для анализа, и отправил результаты стекольному производству Джеймс Пауэлл и Сыновья, где, они стали производить превосходные стекла.

В то же самое время, очарованный идеалами готики, архитектор Август Пуджин, развил направление, которое стало движущей силой в раннем Готическом Возрождении в середине девятнадцатого века. Это совпало с оксфордским движением в англиканской церкви, которое хотело восстановить ту часть ритуальной жизни церкви, которую они ощущали как потерянную. Они видели свою цель в возвращении к корням готического стиля, восстановлении церковной архитектуры — единственной «истинной» христианской архитектуры, средневековому готическому шрифту, и отрицали, бывший тогда в моде, неоклассический, языческий стиль.

Витраж, естественно, играл видную роль в архитектуре Пуджина, он был квалифицированным проектировщиком окон. В своих проектах он использовал традиционные методы витражной живописи, которые напоминали о более древних технологиях, хотя и не были простыми имитациями. Он использовал витражи, как часть общего готического проекта в церквях и в светских зданиях.

Идеи Пуджина пробились через Атлантику, и были приняты американскими архитекторами. К концу 1860-ых основные стекольные производства изготавливали витражи для американских церквей и домов.